Порой глупа, порой мудра
Нашла тут у себя.

Немного о свободных волшебниках

Трудно найти неверующего волшебника. Строители — они бывают безбожниками. Торгаши, ростовщики, лекари, учёные. Последние любят рассказывать о том, что всё в нашем мире объясняется наукой, и если что-то мы ещё не объяснили — то просто не открыли. Откроем, обязательно откроем и всё пренепременно объясним. И магию вашу объясним. А Бога нет и быть не может. И всё у них так складно получается, гладенько так, что даже веришь им. А потом сваливается тебе на голову очередной свободный волшебник: одежда потрёпанная, глаза горят, щетина уже, наверное, двухнедельная на щеках, вон крошка в ней застряла, — и как затянет свою речь, так прямо хоть диву давайся. «Магия… она приходит извне, свыше, — говорит волшебник, обращая глаза к небесам, — она приходит ко мне сама, и в этот миг я не могу ей противиться. Я должен творить, я должен созидать. Это божественная сила, что проявляется через людей, так Бог говорит с нами». А потом извлекает волшебник из кармана какую-нибудь ожившую фигурку мышки. Кривую, прихрамывающую, но живую. Или счёты какие-нибудь, которые шутки понимают и в ответ подхихикивают. Или сгусток непонятной энергии. Или ещё что-нибудь такое же никчёмное, никому, по большому счёту, не нужное, но интересное, да. Магией созданное. Извлекает своё творение волшебник — и смотрит на него влюблёнными глазами. Как родитель на чадо, которое пускает слюни пузырями и приговаривает «агуууу!» И глаза вдохновлённого создателя так при этом сияют, что даже неловко как-то намекать ему, что получилось-то у него нечто неказистое, кривоватенькое, непонятно зачем нужное.
Потом волшебник прячет своё творение в карман. Ты тут же выдыхаешь облегчённо, а то вроде хвалить нужно было, говорить что-то, слова подбирать. А тут убрал — и разговор закончен. Можно переключиться на что-то другое. Потом, когда волшебник уйдёт, можно вновь, с удвоенным интересом, сходить к учёному мудрецу, послушать, что нет в магии ничего божественного, что это просто потоки силы. А потом и вовсе можно выйти на улицу и дойти до фирменного магазина какой-нибудь магической корпорации. Там, в этом фирменном магазине, бегают чучелки мышей — красивые, ровненькие, гладенькие, шерстинка к шерстинке, глазки умненькие, шкурка тёпленькая, словом — как настоящие, только не какают. Едят, а не какают. Идеально для ребёнка. Или счётная машинка. Говоришь ей, что посчитать — она считает. Только шутки не понимает. Или силовое поле на форточку от комаров. Или ещё что-нибудь такое продуманное, полезное. А потом и мага профессионального встретишь. У него всё схвачено. Одежда неплохая, щетины нет: сбрил всю. Никаких тебе непонятных штук по карманам. Но и глаза не горят.
Спросишь у него:
— Скажи, магия — она божественная?
Он и рассмеётся:
— Да чего в ней божественного? Ты учёного любого спроси, это просто потоки силы, которыми можно управлять.
— А вот на тебя сверху… снисходит? Ну это, озарение, ощущение, что нужно срочно творить?
Опять смеётся.
— Нууу, иногда снисходит. Редко-редко. Обычно ты сидишь себе и колдуешь. Долго-долго, много-много. Час колдуешь — одну мышку оживил. Второй час — вторую мышку. Это ведь работа, такая же, как и у всех. Никакого чуда тут нет.

Вопрос: ?
1. Мне нравится 
5  (100%)
Всего: 5

@темы: Рассказ, Магический конвейер, Личное, Бред